Вплоть до XVIII века никто не мог похвастаться работающим образцом вечного двигателя, пока за дело не взялся немецкий авантюрист Иоганн Бесслер. Сбежав из армии, Бесслер скитался по Германии, изучая при случае все способные прокормить его ремесла – от часового дела до астрологии. Самым выгодным оказалось ремесло странствующего лекаря, а чтобы легче было пускать пыль в глаза, он придумал звучный псевдоним — доктор Орфиреус.

В Аннаберге он взялся лечить больную дочку бургомистра и преуспел в этом с лихвой: выздоровев, девушка влюбилась в спасителя. После свадьбы Бесслеру уже не надо было бродяжничать: капитала жены хватало на достойную жизнь. Однако дух авантюризма не давал ему покоя.

Впервые «самодвижущееся колесо» было показано Орфиреусом в 1712 году. Оно имело скромные размеры: около2 метровв диаметре и10 сантиметровв толщину — и крутилось на горизонтальной оси с постоянной скоростью. Перекатывающиеся внутри грузы как будто означали, что речь идет о «неравновесном колесе». Три года спустя, переселившись с женой в Мерзебург, изобретатель построил более крупную конструкцию. Демонстрируя силу колеса, он соединял его с лебедкой, которая поднимала тяжелый груз.

В 1716 году Орфиреуса пригласил к себе ландграф Карл Гессен-Кассельский, проявлявший интерес к наукам. Получив чин надворного советника, изобретатель начал строить в графском дворце Вильгельмсхеэ еще одно «самодвижущееся колесо». В ноябре 1717 года машину запустили в специальном помещении. Комнату не раз опечатывали на срок до 60 дней, но когда печати снимали, колесо продолжало работать с прежней скоростью. Ландграф щедро наградил изобретателя.

Триумф был испорчен скандалом: от советника сбежала служанка Анна-Розина Мауэрсбергер и заявила под присягой, что колесо незаметно вращали из соседней комнаты через специальный привод. Это была тяжелая работа для «живого двигателя» — команды из служанки, брата и жены изобретателя, а иногда и самого Орфиреуса.

Бесслеру удалось замять скандал, но колесо продолжало оставаться опасной уликой. При первой же возможности советник обвинил ландграфа и его гостя, физика из Голландии, в желании выкрасть тайну и разбил аппарат вдребезги. Когда в замок приехал Иоанн Шумахер, посланник Петра I, до которого дошли слухи о чудо-устройстве, машина была уже уничтожена.

Переговоры Шумахера с Орфиреусом зашли в тупик: изобретатель требовал за машину 100 тысяч талеров, а тот не желал платить гигантскую сумму без проверки действующего образца «славнейшими математиками» — тем более что «французские и английские математики ни во что почитают все оные перепетуи мобилес и сказывают, что оное против принципиев математических».

Петр I намеревался сам разобраться с Орфиреусом, но преждевременная смерть не дала осуществиться его планам.

После кончины ландграфа Бесслер больше не пытался привлечь к себе внимание. Секрет колеса умер вместе с ним — никто не выяснил, как ему удалось передавать энергию механизму, преобразуя неравномерные усилия «живого привода» в постоянное вращение.

Добавить комментарий