С.П. КАПИЦА: Система, созданная у вас, весьма эффективна. Она оказалась устойчивой против тех возмущений, которые обрушились на нашу науку. Один из главных показателей — возможности роста для молодых ученых.

А.Г. ЛИТВАК: У нас средний возраст научных сотрудников — 47 лет. В отличие от многих российских институтов, фактически нет провала в распределении сотрудников по возрасту, т.е. у нас много научной молодежи. Молодому ученому нужны три вещи: современная интересная работа, приличная зарплата и жилье. Первые две нам удается обеспечить, а с третьей намного сложнее. Сейчас много говорят о том, что государственная политика стала более внимательной к проблемам науки. Это так, но присутствуют явные перекосы. В частности, сегодня основные средства выделяются университетам. Научную деятельность в университетах, конечно, нужно развивать, но главная наука все-таки сегодня делается в РАН, а ей средств в течение ряда лет не прибавляют, т.е. с учетом инфляции реальное финансирование даже падает, а самое главное — не происходит обновления экспериментального оборудования. Когда говорят о том, какая политика нужна, чтобы поддержать науку, хочется сказать: не жалейте денег, дайте их тем, кто эти средства способен сегодня отработать. Тогда у нас вполне хватит потенциала, чтобы выйти на мировой уровень.

С.П. КАПИЦА: Надо поддерживать тех, кто успешен. Наука живет своим умом, а не умом заемного руководителя. Руководить промышленностью и руководить научным институтом — принципиально разные вещи. Требуются разные личности, разный склад характеров и разные способы взаимодействия с властью. У нас есть успешный опыт в руководстве наукой: возьмите тот же самый Новосибирский Академгородок, я всегда его привожу в пример. Его создатель, академик Михаил Алексеевич Лаврентьев, был крупнейшим математиком своего времени и блестящим организатором. Сейчас мы говорим об опыте вашего института.

Добавить комментарий